Дневник будущего / Future Diary / Mirai Nikki

14-летний Юкитэру Амано жил одиночкой, без особого родительского внимания, никого не трогая и считая себя лишь наблюдателем окружающего мира. А что за наблюдатель без путевого журнала или хотя бы дневника? Вот Юкки и вел его регулярно на мобильном телефоне, заслужив в школе репутацию безобидного дурачка. Но мнение окружающих героя не волновало, ибо по душам он общался лишь с воображаемым другом Дэусом, по профессии – богом нашей Вселенной. Бог любил простого японского парня и часто делился с ним мудрыми мыслями. Да только зря Амано однажды ляпнул, что ему скучно!

Ищите и обрящете! В итоге телефон бедного школьника обрел способность предсказывать события и превратился в «дневник будущего», а сам главный герой стал участником «королевской битвы». По замыслу Дэуса двенадцать обладателей «дневников» должны за 90 дней познакомиться и уничтожить друг друга, чтобы остался только один – он и сменит бога на посту, став новым Создателем. Конечно, проще счесть подобное больной фантазией – но тип, что пришел убивать Амано, думал по-другому. Парень спасся лишь с помощью симпатичной одноклассницы Юно – как выяснилось, тоже участницы Игры! Давай, Юкки, на Дэуса надейся, а сам не плошай!

(c) Hollow, World Art​

Читайте последние главы манги Дневник будущего / Future Diary / Mirai Nikki онлайн

Интересные факты о японии :)

В Японии нет мусорных баков, так как весь мусор перерабатывается. Отходы делятся на четыре вида: стекло, сжигаемый, перерабатываемый и не сжигаемый мусор. Каждый тип отходов вывозят в определённый день и выбрасывать его можно только по строго отведённым числам. За нарушение процедуры большой штраф, в моём доме это сто тысяч йен (где-то тысяча долларов).

Японцы нация очень увлекающихся людей. Если они что-то делают, то стремятся к полной аутентичности. Так, во всех французских булочных японские надписи дублируется на французском. В итальянской желатерии мороженое будет подписано на итальянском, а в испанском ресторане будет меню на испанском. На английском, при этом, не будет ничего. Иногда кажется, что для них это просто "ещё один европейский язык”.